Наша Победа! Апелляционная инстанция отменила решение Центрального районного суда г. Сочи о признании недействительным брачного договора!




К адвокату по гражданским и арбитражным делам обратилась гражданка Г.Ю.Л. с просьбой об оказании юридической помощи в судебном споре с бывшим супругом который подал иск в Центральный районный суд г. Сочи о признании брачного договора недействительным. 
При личной встрече и изучении представленных документов, адвокату по гражданским делам стало известно, что бывший супруг обратился в Центральный районный суд г. Сочи с иском о признании недействительным ранее заключенного брачного договора. При этом Центральным районным судом было удовлетворено исковое заявление бывшего супруга и суд признал брачный договор недействительным. При этом обратившаяся к адвокату гражданка не была должным образом извещена о судебных заседаниях и поэтому о существования судебного дела не знала. 
Адвокат по гражданским и арбитражным делам, в срочном порядке подготовил и направил в суд мотивированную апелляционную жалобу и заявление о восстановлении процессуального срока на подачу апелляционной жалобы. 
Определением Центрального районного суда г. Сочи был восстановлен срок на подачу апелляционной жалобы на принятое решение Центрального районного суда, которым брачный договор был признан недействительным. 
Апелляционным определением Краснодарского краевого суда Решение Центрального районного суда города Сочи Краснодарского края от 27 марта 2019 года отменено, в удовлетворении исковых требований Г.И.Н. к Г.Ю.Л. о признании 
брачного договора недействительным, применении последствий  недействительности сделки отказано. 
Таким образом, восстановлена законность в данном деле.


Судья Тайгибов Р.Т.                                                             Дело № 33-3000/2019 

                                     АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

13 августа 2019 года
Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда в составе:
Клиенко Л.А., Волошиной С.Г., Каминской Е.Е., Волошиной С.Г., Чайковской М.О.
слушала в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя Г.Ю.Л. – адвоката Абидонян Арутюна Андрониковича на решение Центрального районного суда города Сочи Краснодарского края от 27 марта 2019 года.
Заслушав доклад судьи, судебная коллегия,

                                                                       УСТАНОВИЛА:

Г.И.Н. обратился в суд с иском к Г.Ю.Л. о признании брачного договора от 29.06.2018 года № 23 АА 8471023 недействительной сделкой, применив последствия ее недействительности.
Требования обоснованы тем, что с 16 мая 2015 года Г.И.Н. и Г.Ю.Л. состояли в зарегистрированном браке. В период брака ими приобретено недвижимое имущество в виде доли в праве на земельный участок, а также жилое помещение, а также доли в праве общей долевой собственности на нежилые помещения. 
Между супругами был заключен брачный договор, согласно положениям которого, все приобретенное в браке недвижимое имущество переходит в собственность Г.Ю.Л. Однако, сразу после заключения брачного договора ответчик обратилась к мировому судье судебного участка № 103 Центрального района города Сочи с заявлением о расторжении брака. Решением мирового судьи брак расторгнут.
Истец указывает, оспариваемым брачным договором не разрешена судьба кредитного договора, заключенного в целях приобретения недвижимого имущества, то есть он лишился единственного имущества, но и должен нести бремя оплаты целевого кредита, полученного сторонами для приобретения указанной квартиры.
Решением Центрального районного суда города Сочи Краснодарского 
края от 27 марта 2019 года исковое заявление Г.И.Н. к Г.Ю.Л. о признании брачного договора недействительным, применении последствий недействительности сделки удовлетворено.
Брачный договор признан недействительной сделкой, применены последствия ее недействительности.
В апелляционной жалобе представитель Г.Ю.Л. - Абидонян А.А. просит решение Центрального районного суда города Сочи Краснодарского края отменить, в иске отказать, поскольку решение суда первой инстанции незаконно, необоснованно, вынесено с нарушением норм материального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя Г.Ю.Л. – адвоката Абидоняна Арутюна Андрониковича, поддержавшего доводы жалобы, представителя Г.И.Н. – П.М.В., поддержавшего решение суда первой инстанции, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда первой инстанции.
Из материалов дела следует, что с мая 2015 года Г.И.Н. и Г.Ю.Л. состояли в зарегистрированном браке.
В период брака сторонами приобретено недвижимое имущество в виде доли в праве на земельный участок, а также жилое помещение, а также доли в праве общей долевой собственности на нежилые помещения. 
В ноябре 2015г. Г.И.Н. и Г.Ю.Л. был заключен кредитный договор по условиям которого сумма кредитных денежных средств составляла 2 500 000 руб., с процентной ставкой 13,25% годовых, на срок - 180 месяцев. 
В июне 2018 года Г.И.Н. и Г.Ю.Л. заключили брачный договор согласно положениям которого, все приобретенное в браке недвижимое имущество переходит в собственность Г.Ю.Л.
В августе 2018 года брак между Г.И.Н. и Г.Ю.Л. был расторгнут.
Разрешая спор и удовлетворяя требования Г.И.Н., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заключенный между сторонами брачный договор не разрешает спор о разделе кредитного договора, так как не включен в условия брачного договора, что ставит в крайне неблагоприятное положение Г.И.Н.
Судебная коллегия по гражданским делам считает выводы суда первой инстанции ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.
Согласно пункту 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности.
Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное.
В соответствии со статьей 40 Семейного кодекса Российской Федерации брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.
В силу статьи 41 Семейного кодекса Российской Федерации брачный договор может быть заключен как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака (абзац 1 пункта 1).
Брачный договор заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению (пункт 2).
Пунктом 1 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации определено, что брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (статья 34 настоящего Кодекса), установив режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.
Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов.
Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.
Из положений приведенных выше правовых норм следует, что брачный договор, заключенный в период брака, вступает в силу после его нотариального удостоверения, с момента которого у супругов возникают предусмотренные этим договором права и обязанности.
Следовательно, брачный договор является основанием для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей супругов в отношении их совместной собственности.
Законодателем предоставлена возможность супругам изменить брачным договором законный режим имущества на договорный, установив режим раздельной собственности в отношении имущества, зарегистрированного на одного из супругов. 
Также в отношении имущества каждого из супругов может быть установлен режим общей (долевой или совместной) собственности.
Между тем, брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречит основным началам семейного законодательства (п.З ст. 42 СК РФ).
Суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение (п. 2 ст. 44 СК РФ).
Как установлено судом апелляционной инстанции, брачный договор нотариально удостоверен нотариусом Филипчук Т.А. и подписан сторонами собственноручно.
Доказательств, свидетельствующих о том, что о наличии брачного договора Г.И.Н. не было известно, в деле не имеется.
Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишать одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака.
Судебной коллегией установлено, что заключенный между Г.И.Н. и Г.Ю.Л. брачный договор не содержит условий, которыми Горбин И.Н. поставлен в крайне неблагоприятное имущественное положение.
По условиям брачного договора, заключенного между Г.И.Н. и Г.Ю.Л., имущество распределено в соответствии с волеизъявлением каждого супруга.
Доказательств наличия существенной диспропорции в распределении между супругами имущества, нажитого в период брака и имущественных обязанностей супругов, в связи с передачей каждому из них конкретного вида имущества, в деле не имеется.
Вывод суда первой инстанции о том, что заключение кредитного договора Г.И.Н. и взятые на основании данного договора обязательства ставят Г.И.Н. в крайне неблагоприятное имущественное положение, в связи, с передачей недвижимого имущества по условиям брачного договора в единоличную собственность Г.Ю.Л., основан на ошибочном толковании норм материального права.
Положения указанных норм материального права и разъяснений по их применению судом первой инстанции учтены не были.
Так как согласно, вышеуказанного кредитного договора Горбина Ю.Л. является титульным собственником, и отвечать за неисполнение обязательств по кредитному договору будет имуществом, поученным по брачному договору.
Доказательств того факта, что истец несет обязательства и оплачивает кредитные обязательства, взятые на приобретение квартиры перешедшей по брачному договору ответчице, не предоставлены.
В силу статей 363, 365 Гражданского кодекса Российской Федерации поручитель отвечает перед кредитором при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства. К поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.
Между тем, в деле отсутствуют доказательства как предъявления требований к Г.И.Н. как к созаемщику по кредитному договору, так и доказательства наличия оснований для предъявления таких требований, а также доказательства возможности предъявления Г.И.Н. регрессных требований к Г.Ю.Л. в случае исполнения им обязательств по кредитному договору.
Судом апелляционной инстанции не приняты во внимание обстоятельства обременения залогом ПАО "Сбербанк России" спорной квартиры, а также обстоятельства исполнения обязательств по погашению кредитного договора Г.Ю.Л. в период брака и принятие Г.Ю.Л. согласно брачного договора обязательства по погашению кредита в дальнейшем.
Обратного Г.И.Н. не доказано.
При таких обстоятельствах, вывод суда первой инстанции о том, что условиями брачного договора Г.И.Н. поставлен в крайне неблагоприятное положение не соответствует указанным выше нормам материального права и установленным судом обстоятельствам, в связи, с чем оснований для признания брачного договора недействительной сделкой, и применении последствий недействительной сделки у суда первой инстанции не имелось.
Судебная коллегия находит, что допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального права являются существенными, в связи, с чем решение первой инстанции Центрального районного суда города Сочи Краснодарского края от 27 марта 2019 года подлежит отмене.
А в удовлетворении исковых требований Г.И.Н. с учетом приведенных норм права и совокупности, установленных по делу обстоятельств, следует оказать в полном объеме.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 329-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,
                                                                       ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Центрального районного суда города Сочи Краснодарского края от 27 марта 2019 года отменить, в удовлетворении исковых требований Г.И.Н. к Г.Ю.Л. о признании брачного договора недействительным, применении последствий недействительности сделки отказать. 


Последние новости

Арбитражным судом Краснодарского края принято заявление о банкротстве застройщика Пруидзе Анзора Зурабиевича! По вопросам оказания квалифицированной…

К адвокату по гражданским делам, специализирующемся на земельно-имущественных отношениях и на оформлении прав на недвижимое имущество по городу…

                                                        ПРИГОВОР именем Российской Федерации

г. Сочи            …