Загадки закона об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации = проблема законной силы третейского решения




Шеметова (Шекунова) Юлия Николаевна, студентка 1 курса магистратуры Иркутского института (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), молодой ученый студенческой научной школы «Центр методологии судебной и договорной работы кафедры гражданского права и процесса Иркутского института (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России)»

 

ЗАГАДКИ ЗАКОНА ОБ АРБИТРАЖЕ (ТРЕТЕЙСКОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ) В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ = ПРОБЛЕМА ЗАКОННОЙ СИЛЫ ТРЕТЕЙСКОГО РЕШЕНИЯ

(Проблемы современного законодательства России и зарубежных стран : матер. V Межд. науч.- практ. конф. (г. Иркутск, 16–17 сентября 2016 г.) : в 2-х т. / отв. ред. С. И. Суслова, А. П. Ушакова. — Иркутск : Иркутский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России), 2016. — Т. 2. — С. 45- 49)

 

Научная новизна заключается в том, что в докладе впервые поставлен вопрос: почему одни положения Закона о третейских судах 2002 г. признаны утратившими силу, а в отношении других положение того же закона, сказано, что они не применяются. Вторая часть доклада обсуждает вопрос о том, что есть законная сила третейского решения. В связи с тем, что новый Закон об арбитраже не употребляет термина «законная сила», предлагается исключить из Закона о банкротстве упоминание о законной силе решения третейского суда.

Ключевые слова: законная сила; переживание закона; сделка; третейский суд; судебный приказ; исполнительный лист; соглашение об уплате алиментов.

 

Вступил в силу 1 сентября 2016 г. Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Новый закон сам по себе говорит об актуальности темы о третейской форме урегулирования споров. Интересно, что новый закон о третейском разбирательстве не отменяет действия Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». С 1 сентября 2016 г. признаны утратившими силу только глава VII «Оспаривание решения третейского суда» и глава VIII «Исполнение решения третейского суда» Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ в целом утратившим в силу не признан, но продолжает применяться к арбитражам, которые начаты и не завершены до 1 сентября 2016 г. Часть 7 ст. 52 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ говорит, что со дня вступления в силу данного федерального закона нормы Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» не применяются, за исключением арбитража, начатого и не завершенного до дня вступления в силу Закона от 29 декабря 2015 г. Одновременно, ст. 53 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве)» говорит, что главы VII и VIII Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ признаны утратившими силу с 1 сентября 2016 г.

Таким образом, первую загадку Федерального закона от 20 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве» можно изложить следующим образом: почему Закон о третейских судах не признан утратившим силу, почему зафиксировано иное правило, согласно которому нормы Закона о третейских судах не применяются к новым третейским разбирательствам. В тоже время главы VII и VIII Закона о третейских судах признаны утратившими силу с 1 сентября 2016 г.

Если речь идет о законодательных актах, которые приняты Российской Федерацией, то при издании новых законов с тем же предметом регулирования, ранее действовавшие акты должны признаваться утратившими силу. Новый закон может содержать оговорку о том, что на ранее возникшие отношения распространяется ранее действовавший закон, отношения, возникшие после вступления в силу нового закона, подчиняются новому закону. Случаи, когда отмененные законы продолжают действовать до тех пор, пока регулируемые им отношения не изживут себя естественным образом, в теории права именуют переживанием старого закона [2: с. 37]. Если речь идет о законах другого государства, которые действуют на территории Российской Федерации, то Российская Федерации не может признать данные законы утратившими силу. В частности, в соответствии с Федеральным законом от 11 марта 2007 г. № 48-ФЗ на территории России применяется Постановление Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР «О введении в действие Положения о переводном и простом векселе» от 7 августа 1937 г. № 104/1341. Поскольку Российская Федерация не принимала Положения о переводном и простом векселе, то не может она и отменить данное Положение или признать, что Положение утратило силу. Российская Федерация может лишь объявить, что на территории России данное Положение применяется или не применяется. Для сравнения приведем следующий пример: 5 декабря 1936 г. провозглашена Киргизская Советская Социалистическая Республика в составе Советского Союза. На территории Советской Киргизии ввели в действие кодексы и законы Российской Советской Федеративной Республики, в том числе Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. [1: с. 156]. Для Киргизии Гражданский кодекс есть закон другого государства, действующий на ее территории. Киргизия могла отменить применение Кодекса на своей территории, но не могла объявить, что ГК РСФСР утрачивает силу. Закон о третейских судах от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ является Федеральным законом Российской Федерации, поэтому Российская Федерация может отменить данный закон или заявить о том, что Закон о третейских судах утратил силу. Нет нужды объявлять, что Закон о третейских судах не применяется, а его отдельные главы утрачивают силу, создается впечатление, что в целом Закон о третейских судах своей силы не утрачивает, а просто временно не применяется.

Другой загадкой является определенная несогласованность между новым Законом об арбитраже (третейском разбирательстве) и Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в редакции, действующей с 1 сентября 2016 г. Федеральный закон об арбитраже не знает понятия законной силы арбитражного или третейского решения. Но п. 2 ст. 39 Закона о банкротстве говорит о вступившем в законную силу решении третейского суда, который рассмотрел требование к должнику конкурсного кредитора, работника, бывшего работника. Законная сила есть понятие, которое в законодательных актах не определяется. О содержании термина «законная сила судебного решения» высказано множество позиций, и каждая из позиций обосновано, заслуживает скрупулезного изучения. Но, кажется, что нет возможности утверждать, что третейское решение обладает силой закона, то есть законной силой, поскольку третейские арбитражи не могут выносить решений именем государства. С другой стороны, Арбитражный процессуальный кодекс РФ в редакции, действующей с 1 сентября 2016 г. знает понятие законной силы судебного приказа. Федеральным законом от 2 марта 2016 г. № 47-ФЗ в АПК РФ включены новеллы о судебном приказе. Часть 10 ст. 229. 5 АПК гласит: «Судебный приказ вступает в законную силу по истечении срока для представления возражений относительно исполнения судебного приказа». Понятное дело, что судебные приказы именем Российской Федерации не издаются и силы закона не имеют. Создается впечатление, что в ч. 10 ст. 229. 5 АПК РФ законодатель употребил термин «законная сила» вместо термина «исполнительная сила», который является сугубо доктринальным и в законодательстве не используется.

Чтобы ответить на вопрос, что представляет собой термин «законная сила третейского решения» следует обратиться к Австрийскому Уставу гражданского судопроизводства 1895 г.1 Австрийский законодатель в 1895 г. исходил из того, что третейский суд есть институт договорного гражданского права, третейский судья есть частное лицо, посредник, который по договору согласился урегулировать спор между сторонами. Статья 596 Австрийского Устава гражданского судопроизводства предоставляла стороне, недовольной третейским решением, специальный иск об его уничтожении (ст. 596). Этот иск разбирался по общим правилам искового производства, за исключением того, что устанавливался специальный срок для обращения в суд. Кроме того, иск предъявлялся не только по основаниям, которые устанавливаются материальным гражданским законам, но и по основаниям, специально предусмотренным в Уставе (ст. 595). Следовательно, для австрийского законодателя решение третейского суда подобно договору, во всяком случае, в исковом судебном порядке это решение можно признать недействительным, аннулировать подобно тому, как аннулируют сделку. С другой стороны, в отличие от обычной гражданско-правовой сделки, третейское решение по Австрийскому уставу признавалось имеющим силу решения судебного, вступившего в законную силу (ст. 594). В той же ст. 594 Устава было сказано, что по требованию стороны посредники удостоверяют на копии решения, что оно вступило в законную силу и подлежит исполнению. Это правило говорит о том, что третейское решение, заменяющее собой договор, согласно австрийским законам, во-первых, обладало исполнительной силой, во-вторых, подтверждало существование конкретного материального правоотношения. Данное решение можно сравнить с нотариально удостоверенным соглашением об уплате алиментов (ст. 100 Семейного кодекса РФ). Это соглашение имеет силу исполнительного листа, является актом публичного признания существования алиментного правоотношения, может быть уничтожаемо по специальному иску (ст. 102 СК РФ). Таким образом, законодатель не использует в действующем с 1 сентября 2016 г. Федеральном законе от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» термин «законная сила» применительно к третейским решениям, поскольку этот термин может обозначать исполнительную силу. В этом смысле, российский законодатель говорит, например, о законной силе судебного приказа, который выдается арбитражным судом. Между тем, исполнительной силой обладают не решения третейских судов, а определения арбитражных судов и судов общей юрисдикции о выдаче исполнительных листов на решения третейских судов и коммерческих арбитражей. Поэтому согласимся с суждениями о том, что использование термина «законная сила» в отношении третейских решений правильным не является.

 

Использованная литература

1. Ганиева Т. И. Становление и развитие гражданского права Кыргызстана (1864-2000 годы) : дис. ... д-ра юрид. наук : 12. 00. 01 / Ганиева Тамара Имангалиевна. — Бишкек, 2015. — 307 с.

2. Тилле А. А. Время, пространство, закон : Действие советского закона во времени и пространстве / А. А. Тилле. — М. : Юрид. лит., 1965. — 203 с.

 

1 Цитируется по изданию: Тур Н. А. Австрийский устав гражданского судопроизводства 1895 года в сопоставлении с нашим Уставом. СПб., 1896. Х, [6], 226 с. Отметим, что австрийский ГПК в части третейского разбирательства (арбитража) приведен в соответствие с Типовым законом ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1985 г. См.: Хегер С. Комментарий к новому австрийскому арбитражному законодательству / пер. с нем. М., 2006. 183 с.

Прокомментировать

Авторизация через сервис Loginza: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


    Последние новости

    ОБМАНУТЫХ ДОЛЬЩИКОВ ДЕ-ФАКТО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОБМАНУТЫХ ДОЛЬЩИКОВ ДЕ-ЮРЕ. ВЛАСТЬ БУДЕТ ЗАЩИЩАТЬ ТОЛЬКО ТЕХ, КТО ОБМАНУТ, ЗАКЛЮЧИВ ДОГОВОРА ПО ФЗ-214.