Владелец самовольной постройки может оспаривать действия судебного пристава-исполнителя в административном судопроизводстве (Кассационное определение Верховного Суда от 18 апреля 2018 г. № 14-КГ18-1)




Кедяров Никита Сергеевич, молодой ученый студенческой научной школы «Центр методологии судебной и договорной работы кафедры гражданского права и процесса Иркутского института (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)

 

ВЛАДЕЛЕЦ САМОВОЛЬНОЙ ПОСТРОЙКИ  МОЖЕТ ОСПАРИВАТЬ ДЕЙСТВИЯ СУДЕБНОГО ПРИСТАВА-ИСПОЛНИТЕЛЯ В АДМИНИСТРАТИВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
(Кассационное определение Верховного Суда от 18 апреля 2018 г. № 14-КГ18-1) 

(для Региональной научно-практической конференции «Проблемы государственной регистрации недвижимости и кадастрового учета», Иркутск,  7 декабря 2018 г.)

В административном судопроизводстве действия судебного пристава-исполнителя могут оспаривать не только лица, участвующие в исполнительном производстве, но и другие лица, чьи субъективные права и законные интересы затронуты действиями судебного пристава-исполнителя.  
Задача. Согласно п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» оспаривание действий судебных приставов-исполнителей осуществляется в административном судопроизводстве, в соответствии с порядком, который установлен ст. 218 – ст. 228 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и ст. 197 – ст. 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 
Когда от разрешения спора  зависит определение частных имущественных  прав и обязанностей сторон исполнительного производства, а также иных заинтересованных лиц,  требования разбираются в судебном исковом производстве, согласно порядку, который установлен Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации. 
Разграничение между требованиями, которые подлежат рассмотрению в гражданском судопроизводстве в соответствии с предписаниями Гражданского процессуального кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ, и требованиями, которые должны рассматриваться в административном судопроизводстве в соответствии с предписаниями Кодекса административного судопроизводства РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ, представляет собой труднейшую научную и практическую задачу. 
Сложность связана с тем, что при решении вопроса о возбуждении производства по делу затруднительно ответить на вопрос о гражданско-правовых последствиях будущего решения, о котором просит заявитель.
 Первоначально заявитель требует возбудить производство в порядке административного судопроизводства, оспаривая действия судебного пристава-исполнителя, одновременно планирует  после удовлетворения требования предъявить иск   о возмещении убытков, причиненных незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.  
При оспаривании действия должностного лица Федеральной службы судебных приставов,  неизвестно заранее, направлено ли требование на обеспечение восстановления нарушенных имущественных интересов и субъективных гражданских прав заявителя, носит ли оно превентивный характер для защиты от возможного причинения убытков в будущем или требование предъявлено с целью противодействия исполнительному производству.   
Тактический прием. Среди должников по требованиям о сносе самовольно возведенных строений принято продавать строение другим лицам после возбуждения исполнительного производства. Согласно п. 2 ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Субъект самовольного строительства не вправе распоряжаться постройкой — продавать постройку, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. 
Однако постройку можно рассматривать как сложную вещь, являющуюся движимым имуществом. Субъект самовольного строительства не является собственником постройки, но он может быть  собственником  строительных материалов, из которых состоит постройка. Когда самовольного застройщика обязывают судебным решением снести самовольную постройку и освободить чужой земельный участок, застройщик формально продает стройматериалы другому лицу, который приобретает видимое право собственности на строительные материалы, занимающие чужой земельный участок. 
В исполнительном производстве должник-застройщик объясняет судебному приставу-исполнителю, что не может выполнить требование о сносе объекта самовольного строительства, поскольку объектом завладело другое лицо в счет погашения задолженности застройщика. Новый хозяин объекта – собственник стройматериалов запрещает застройщику приближаться к своему имуществу. 
Когда судебный пристав-исполнитель настаивает на исполнении судебного решения, новый хозяин просит предъявить исполнительный лист о сносе самовольной постройки, в котором он фигурирует в качестве должника. Далее он предъявляет требование об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя, желая узнать, каким образом суды российской судебной системы разгадают поставленную перед ними загадку. 
Без решения.  В законную силу вступило судебное решение, обязывающее двух граждан освободить самовольно занятый земельный участок посредством сноса самовольно возведенного строения.  После возбуждения исполнительного производства самовольной постройкой завладел гражданин, не являющийся должником по исполнительному производству. Новый владелец оспорил действия судебного пристава-исполнителя в порядке административного судопроизводства. 
Районный суд производство прекратил производство по делу в связи с наличием спора о праве, который не подлежит рассмотрению и разрешению в административном судопроизводстве (п. 1 ч. 1 ст. 128 и п. 1 ч. 1 ст. 194 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).  По мнению суда, новый владелец самовольной постройки оспаривает вступивший в законную силу судебный акт, по которому возбуждено исполнительное производство. С точки зрения судов общей юрисдикции разрешение административного дела по заявлению нового владельца не разрешит спор о наличии или отсутствии права административного истца на земельный участок и строение на данном земельном участке. 
Кассация. Верховный Суд Российской Федерации не согласился с решением районного суда. Верховный Суд указал, что новый владелец самовольной постройки не требует признать право собственности на земельный участок и объект на данном участке. Владелец «просит признать незаконными конкретные решения и действия судебного пристава-исполнителя». Согласно позиции кассационного определения Верховного Суда, новый владелец не может быть стороной исполнительного производства, поскольку завладел постройкой после вынесения судебного решения и возбуждения исполнительного производства. Верховный Суд обоснованно подчеркнул: «Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации в отличие от ранее действующего процессуального законодательства (часть 3 статьи 247 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) в качестве обстоятельства, препятствующего рассмотрению заявленных требований в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, не предусматривает выявление спора о праве».
Верховный Суд указал, что административное исковое заявление нового владельца самовольной постройки не содержит требований, которые могут быть разобраны в порядке гражданского судопроизводства. Следовательно, нет возможности рассмотреть требование владельца в соответствии с предписаниями Гражданского процессуального кодекса. Таким образом, прекращение производства по делу нарушает право владельца самовольной постройки на судебную защиту, так как его требования могут быть разобраны в административном судопроизводстве. 
В административном судопроизводстве, таким образом, действия судебного пристава-исполнителя могут оспаривать не только лица, участвующие в исполнительном производстве, но и другие лица, чьи субъективные права и законные интересы затронуты действиями судебного пристава-исполнителя.  
Вадим Анатольевич Белов выдвигает положение о том, что вещные права, будучи абсолютными, имеют абсолютную защиту: «Любые абсолютные права неизбежно должны иметь абсолютную защиту — иначе они перестанут быть абсолютными; это значит, что сказав о том, что вещные права   — это абсолютные права на вещи, мы тем самым (вольно или невольно, но неизбежно) подчеркнули, что такие права имеют абсолютную защиту» [2, с. 27]. В теории гражданского права признано, что вещно-правовыми способами защиты права собственности являются виндикационный и негаторный иски. Евгений Алексеевич Суханов пишет: «Вещно-правовая защита осуществляется с помощью абсолютных исков, т. е. исков которые могут быть предъявлены к любым нарушившим вещное право лицам … Отечественное гражданское право, следуя пандектной традиции, закрепляет два основных вещно-правовых иска: виндикационный (об истребовании вещи управомоченным лицом от ее фактического, незаконного владельца) и негаторный (об устранении нарушений вещного права, препятствующих использованию вещи ее законным владельцем, но не лишающих владения вещью) [3, с. 252]. 
Вывод. Иск это не только требование, но и исковое производство по рассмотрению и разрешению данного требования. Негаторный иск об освобождении недвижимого имущества (земельного участка) от самовольного строения или движимой вещи (передвижного кафе, самоходного магазина, вагон-гостиницы) считается абсолютным вещным иском.  Процессуальная реализация  негаторного иска не дает оснований считать его абсолютным способом защиты. Иск предъявляется не к любому лицу, а к конкретному нарушителю, например, владельцу вещи, размещенной на чужом земельном участке. После вступления в законную силу судебного решения по негаторному иску возбуждается исполнительное производство  в отношении не любого лица, а конкретного должника, указанного в исполнительном листе. Абсолютная защита имеет место в том случае, если в качестве должника по исполнительному производству может выступить любое лицо, ставшее собственником вещи, от которой надо освободить земельный участок, в порядке универсального или сингулярного правопреемства, или оказавшееся ее реальным (фактическим) владельцем. В свое время такая мысль уже была высказана в литературе [1, с. 288-290].   

                                                                                                       Список использованной литературы

1. Анциперова, А. И. Трансформация иска на стадии исполнения судебного акта (action in rem по делу № А19-12297/03-35 Арбитражного суда Иркутской области) / А. И. Анциперова // Правовая политика современной России: реалии и перспективы : материалы науч.-практ. конф., посв. 75-летию образования Иркутской области. Иркутск, 10 ноября 2012 г. / ФГБОУ ВПО «ИГУ», Юрид. ин-т.   — Иркутск : Изд-во ИГУ, 2012. — С. 288-290. 
2. Белов, В. А. Вещные гражданско-правовые формы : учеб. пособие для бакалавриата и магистратуры / В. А. Белов. — М. : Издательство Юрайт, 2017. — 307 с. 
3. Суханов, Е. А. Вещное право : Научно-познавательный очерк / Е. А. Суханов. — М. : Статут, 2017. — 560 с.

Прокомментировать

Авторизация через сервис Loginza: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


    Последние новости

    Арбитражным судом Краснодарского края принято заявление о банкротстве застройщика Пруидзе Анзора Зурабиевича! По вопросам оказания квалифицированной…

    К адвокату по гражданским делам, специализирующемся на земельно-имущественных отношениях и на оформлении прав на недвижимое имущество по городу…