Спорные вопросы правопреемства по обязательству в исполнительном производстве




Барбоева Анастасия Николаевна, молодой ученый студенческой научной школы «Центр методологии судебной и договорной работы кафедры гражданского права и процесса Иркутского института (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)»

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВОПРЕЕМСТВА  ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВУ В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ 

(Модели исполнительного производства в условиях модернизации российской системы принудительного исполнения : материалы науч.- практ. конф. студентов и молодых ученых, в честь работ над проектом Исполнительного кодекса РФ. Иркутск, 6 апреля 2017 г. / [отв. ред. В. Г. Нестолий ] ; Центр методологии судебной и договорной работы ; Иркут. ин-т (фил.) ВГУЮ (РПА Минюста России). — Иркутск : Изд-во ИГУ, 2017. — С. 34-39)

Законодательство. Согласно ч. 1 ст. 44 Гражданского процессуального кодекса РФ  в случае выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. В ч. 1 ст. 44 ГПК РФ сказано, что правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства. Предписание ч. 1 ст. 44 ГПК РФ не всегда правильно воспринимается при усвоении основ гражданского процесса и исполнительного производства, поэтому представляется правильным разъяснить ее особенности. 
Нюансы. Во-первых, ч. 1 ст. 44 ГПК РФ говорит, что процессуальное правопреемство возможно только на основании правопреемства по обязательственному отношению, поскольку указывает, что правопредшественник выбывает из обязательства, стороной которого является. 
Во-вторых, правопреемство по обязательственному отношению является основанием для вынесения судом определения о замене стороны ее правопреемником. Таким образом, создается впечатление, что материальное правопреемство оторвано от процессуального. Материальное правопреемство имеет место на основании факта, указанного в нормах материального права. Процессуальное правопреемство имеет место на основании определения суда о замене стороны ее правопреемником. Суд проверяет, имело ли место материальное правопреемство, если оно имело место, то выносит определение о замене стороны ее правопреемником. Отграничение материального правопреемства от процессуального иногда позволяет суду признавать организации процессуальными правопреемниками, даже если с формальной точки зрения материальное правопреемство отсутствует. Связано это с тем, что суд должен обеспечить правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав. Если материальное правопреемство в действительно отсутствует или трудно доказуемо, то суд имеет полномочие, признать другое лицо процессуальным правопреемником, в этом случае незамедлительно или впоследствии процессуальное правопреемство окажется основанием для возникновения материального правопреемства. Представляется, что суд уполномочен совершить такую операцию, если реальная связь между организацией, выбывшей из правового отношения, и «правопреемником» очевидна и не вызывает сомнений. 
Иллюстрация. Об этом свидетельствует следующий пример. Житель г. Благовещенска взыскал с компании, управляющей жилым фондом, денежную сумму в связи с тем, что суд признал тарифы на коммунальные услуги незаконными. Взыскатель получил исполнительный лист, а затем управляющая компания изменила наименование, поэтому взыскателю выдали новый исполнительный лист. Через полгода управляющая компания была признана банкротом, усилия конкурсного управляющего взыскать задолженность оказались безуспешными. Кредитор обратился в Благовещенский городской суд с заявлением о замене должника его правопреемником. Учредителем ликвидированной управляющей компании и новой управляющей компании является одно физическое лицо. Благовещенский городской суд удовлетворил требование взыскателя, а Амурский областной суд оставил определение о замене стороны правопреемником без изменений.  
Факт материального правопреемства. В Определении Верховного Суда РФ от 20 сентября 2016 г. № 59-КГ16-16  сказано, что суды устанавливают факт материального правопреемства между организациями на основании выписок из Единого государственного реестра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.  Материальное правопреемство является основанием для вынесения определения о замене стороны ее правопреемником. Наличие или отсутствие факта материального правопреемства между организациями не вошло в предмет доказывания и не получило оценки суда. Законодательство не предусматривает, что организация является правопреемником ликвидированной, если учредителем ликвидированной организации и организации созданной выступает одно физическое лицо. Кроме того, учредителем новой управляющей компании является не учредитель ликвидированной компании, а его супруг. Определения судов первой и апелляционной инстанции Верховный Суд РФ отменил и отправил дело на новое рассмотрение в Благовещенский городской суд. 
Попытка прокола «корпоративной вуали». Очевидно, что в данном случае Благовещенский городской суд и Амурский областной суд пытались сорвать с управляющих компаний юридическую маску и возложить ответственность за уплату долга ликвидированной компании на новую организацию, следуя правилу, согласно которому,  если две организации контролируются и управляются одним лицом (в нашем случае, это супруги, которых можно считать за одно лицо), то две организации являются одним целым вместе с гражданином, который их контролирует  . 
Рано или поздно, с юридического лица должна быть сорвана маска, отграничивающая его от других юридических лиц, если они контролируются одними людьми. Конструкция юридического лица призвана не ограничить риски владельцев компании, а обеспечить исполнение обязательств компании после смерти их владельцев  . Если в данном случае, суды и взыскатель не нашли понимания в Верховном Суде РФ, это не означает, что в последующем, в аналогичных случаях, усилия по замене должника окажутся безрезультатными. 
Цессия. Замена стороны возможна не только в случае правопреемства в порядке реорганизации, но и по договору между первоначальным взыскателем и приобретателем права требования в порядке цессии. Решением Свердловского районного суда г. Иркутска по иску прокурора в пользу гражданина была взыскана денежная сумма. Гражданин заключил договор цессии с другим лицом, в пользу которого уступил право требования взысканной денежной суммы. Приобретатель права требования обратился в суд с заявлением о замене взыскателя. Районный суд вынес соответствующее определение. В частной жалобе должник просил определение отменить, при этом ссылался на то, что договор цессии недействителен. Иркутский областной суд оставил частную жалобу без удовлетворения. Свое постановление областной суд мотивировал тем, что законодательство не содержит общего запрета уступать права требования, установленные судебными решениями.  Областной суд принял во внимание, что при уступке требования положение должника не ухудшилось, договор цессии (уступки права) не оспорен и недействительным не признан. На основании изложенного, областной суд пришел к выводу о том, что районный суд правомерно удовлетворил заявление о замене взыскателя по исполнительному производству (Апелляционное определение Иркутского областного суда от 3 авг. 2016 г. № 33-10781/16).
Что делать? Следовательно, после того, как должнику по исполнительному производству стало известно о том, что взыскатель совершил уступку требования, он не должен ограничиваться возражениями против удовлетворения заявления о замене стороны в исполнительном производстве. Должнику следует оспорить договор цессии в самостоятельном исковом производстве, просить суд апелляционной инстанции не рассматривать частную жалобу на определение о замене взыскателя вплоть до вступления в законную силу решения суда по иску о признании недействительным договора об уступке требования. Вывод подтверждается постановлением Иркутского областного суда по другому делу, которым частная жалоба должника на определение районного суда о замене взыскателя оставлена без удовлетворения. В постановлении сказано: «Между ОАО «Сбербанк России» и ООО «Траст» был заключен договор уступки прав требования (цессии), в соответствии с условиями которого право требования задолженности по кредитному договору в полном объеме перешло от взыскателя к ООО «Траст». Указанный договор не оспорен, недействительным не признан» (Апелляционное определение Иркутского областного суда от 13 июля 2016 г. по делу № 33-10174/2016).  
Продаем в судебном процессе иск и ответ.  От правопреемства по установленным правовым отношениям следует отличать правопреемство по спорным правовым отношениям. Если субъективное право является предметом судебного разбирательства, это означает, что процессуальное правопреемство на основании договора цессии невозможно, невзирая на то, что нет запрета совершить договор цессии требования, вопрос о существовании которого разбирается в суде. Связано это с тем, что рассмотрение заявления о замене истца его правопреемником по договору цессии займет время, которое необходимо потратить на судебное разбирательство по существу. Ответчик станет возражать против удовлетворения заявления и предъявит требование в самостоятельном исковом производстве о признании недействительным договора цессии. Рассмотрение по существу дела окажется невозможным до тех пор, пока не выясниться является или не является договор цессии действительным. Отметим, что предлагаемое решение не является единственным, например: Адольф Христианович Гольмстен не видел препятствий к замене истца его правопреемником при заключении договора цессии: «Что касается обязательственных (преемственных) прав, — учил он, — то они переходят в порядке цессии. Возможность перехода их во время процесса, однако, иногда ограничивается; для правомерности преемства обязательственного права в лице истца некоторые ученые требуют согласия ответчика во всех случаях» [2 : 240]. Напротив, Иван Егорович Энгельман писал: «Уступка тяжбы третьему, в тяжбе не участвующему лицу, является действием, мешающим правильному производству процесса и препятствующим осуществлению интереса противника … В новейшем процессуальном праве, хотя уступка или продажа тяжбы допускается, но без согласия противника она не освобождает первоначального истца от ответственности, так что он остается главной стороной, и вступивший в его право не допускается к ведению дела в качестве главной стороны, а разве побочной. Спор продолжается между прежними сторонами, и решение постановляется на имя первоначального истца» [4 : 148].
Полагаем, что нет препятствий к уступке права требования по спорному обязательству. Переход  права к правопреемнику, однако, произойдет  после вступления решения суда в законную силу. В этом случае, переход будет считаться совершенным с момента заключения договора, исполнительный лист на свое имя должен получить не истец, а его правопреемник по договору.  Если истец проиграет дело, то в таком случае, правопреемство невозможно, поскольку нельзя уступить несуществующее материальное право. 
Полагаем, однако, что новое гражданское законодательство делает возможной уступку иска, переданного на рассмотрение суда. Истец может «продать» свой процесс другому лицу, который вступит в дело в качестве представителя, действующего на основании безотзывной доверенности (п. 1 ст. 188. 1 Гражданского кодекса РФ). После вступления решения суда в законную силу суд произведет замену взыскателя и выдаст исполнительный лист на имя бывшего представителя, заранее купившего право требования по иску.  
Скорее всего, что изучение вопроса о правопреемстве по исполнительному производству позволит обнаружить зарождение новых форм искового процесса в недрах существующей процессуальной формы. 
 

Аннотация. Докладчик разъясняет возможность предъявления иска о недействительности договора цессии, по которому требование, установленное решением суда, уступается другому лицу. Разъясняется, что истец, вчинивший иск, может уступить свое место в процессе другому лицу по безотзывной доверенности и договору цессии. Кроме того, доклад содержит пример воздействия процессуального правопреемства на материальное гражданское правовое отношение. 

Ключевые слова: безотзывная доверенность; процессуальное правопреемство; цессия; представительство.                                                             

                                           Использованная литература
1. Анциперова, А. И. Юридические лица ad hoc при предъявлении иска и на стадии исполнения судебного акта  (доктрина "сбрасывания корпоративной вуали" в исполнительном производстве) : научный доклад / А. И. Анциперова ; Российская правовая академия М-ва юстиции Российской Федерации, Иркутский юридический ин-т (фил.), Каф. гражданского права и процесса.  – Иркутск : Изд-во ИГУ, 2014.  – 51 с. 
2. Гольмстен, А. Х. Учебник русского гражданского судопроизводства / [Соч.] А.Х. Гольмстена, засл. проф. – 5-е изд., испр. и доп. – СПб. : тип. М. Меркушева, 1913.  –XX, 411 с. 
3. Ефименко, Е. Как городской суд корпоративную вуаль прокалывал [Электронный ресурс] / Е. Ефименко  // Право. ru : URL: https://pravo.ru/review/view/135331/ (дата обращения  11 марта 2017 г.). 
4. Энгельман, И. Е. Курс русского гражданского судопроизводства / И. Е. Энгельман, заслуж. проф., почет. чл. Ун-тов св. Владимира и Юрьевского. – 3-е изд. Учебника русского гражданского судопроизводства, испр. и доп. – Юрьев : тип. К. Маттисена, 1912. – XVI, 632 с.

Прокомментировать

Авторизация через сервис Loginza: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


    Последние новости

    К адвокату по арбитражным делам, специализирующемся на вопросах банкротства обратился житель города Сочи с просьбой об оказании юридической…

    ОБМАНУТЫХ ДОЛЬЩИКОВ ДЕ-ФАКТО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОБМАНУТЫХ ДОЛЬЩИКОВ ДЕ-ЮРЕ. ВЛАСТЬ БУДЕТ ЗАЩИЩАТЬ ТОЛЬКО ТЕХ, КТО ОБМАНУТ, ЗАКЛЮЧИВ ДОГОВОРА ПО ФЗ-214.