Собственник имущества паевого инвестиционного фонда




Нестолий Вячеслав Геннадьевич, кандидат юридических наук (12. 00. 03), доцент кафедры гражданского права и процесса Иркутского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), руководитель студенческой научной школы «Центр методологии судебной и договорной работы кафедры гражданского права и процесса Иркутского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)»


СОБСТВЕННИК ИМУЩЕСТВА ПАЕВОГО ИНВЕСТИЦИОННОГО ФОНДА


Рассматривая вопросы об общей собственности, совместной или долевой, необходимо отличать право собственности и право на долю в праве собственности. Объектом права собственности является индивидуально-определенная вещь, движимая или недвижимая. Объектом права на долю в праве собственности на общее имущество является доля, а не вещь.  Мы говорим, право на долю в праве собственности, а не право на долю в общем имуществе, следуя Евгению Алексеевичу Суханову: «Сособственникам принадлежат «идеальные доли» в праве собственности на вещь» [4, с. 162].  
К сожалению, в научной литературе отождествляют фигуры собственника и лица, имеющего право на долю в праве собственности на общее имущество, именуемого сособственником. Может быть высказано и суждение о том, что «доля является самостоятельным вещным правом, тождественным собственности» [1, c. 6].  Относительно природы права на долю в общем имуществе необходимо самостоятельное исследование, трудно определенно утверждать, является ли право на долю в праве собственности вещным или обязательственным. 
Очевидно, что сособственник не является собственником. Доля в общем имуществе не является индивидуально-определенной вещью, невозможно владение долей по причине отсутствия у доли материальной физической природы. 
В одной из научных работ защищается тезис «пайщик, относимый Законам «Об инвестиционных фондах» к числу собственников имущества фонда, в действительности таковым не является, поскольку не обладает правомочиями владения, пользования и распоряжения в отношении этого имущества» [ 2,  c. 8].  Относительно данного тезиса следует сказать, что в действительности Закон об инвестиционных фондах не относит пайщиков к числу собственников имущества фонда.  
В п. 2 ст. 11 Федерального закона от 29 ноября 2001 г. № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» (ред. от 26.07.2019) сказано, что имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, является общим имуществом владельцев инвестиционных паев и принадлежит им на праве общей долевой собственности. Субъектом права общей долевой собственности является собственник. Особенность субъекта права общей долевой собственности заключается в том, что это собственник со множественностью лиц. 
Для сравнения отметим, что субъектом права индивидуальной собственности является собственник, на стороне которого выступает одно лицо. Если же речь идет о субъекте права на совместную собственность, то несколько совместных собственников мыслятся как одно лицо (например, колхозный или крестьянский двор не является субъектом права, но все его участники в отношении совместной собственности фингируются (воображаются) одним лицом, именуемым двором).  
Что же касается общей долевой собственности, то каждый из сособственников, взятый изолированно от  всех других сособственников, не является собственником общего имущества, ему принадлежит право не на имущество, а право на долю в праве собственности на это имущество. Применительно к паевому инвестиционному фонду данный тезис может быть изложен следующим образом:  пайщик паевого инвестиционного фонда обладает правом на долю в праве собственности на имущество паевого инвестиционного фонда, которое его собственностью не является. Собственник имущества паевого инвестиционного фонда есть множественность пайщиков, отдельные пайщики не есть собственники имущества фонда.   
Изложенный взгляд представляется более верным, нежели подход, согласно которому у имущества, пребывающего в общей долевой собственности, собственник вовсе отсутствует.  «По сути то, что принято называть долевой собственностью, представляет собой совместное управление имуществом, — пишет один из популярных авторов,   — при этом ни одному из долевых собственников не принадлежит никакой собственности в точном смысле этого слова. Собственность у них возникает только как результат выдела, раздела или консолидации. Такой подход позволяет избавиться от необходимости поиска вещных элементов там, где их в принципе быть не может, но порождает вопрос о принадлежности вещи в период существования долевой собственности». Изложив верный взгляд, цитируемый автор переходит к слишком радикальному выводу: «Прямой ответ самый лучший. Если долевые собственники не являются собственниками вещи, значит, у этой вещи нет собственника» [3, с. 99]. Представляется, что у вещи, пребывающей в общей долевой собственности, собственник имеется. 
Собственником является множественность обладателей прав на доли в праве собственности на общее имущество. Данная множественность является, по словам профессора Е. А. Суханова, неправосубъектной правовой общностью (Rechtsgemeinschaft), свойственная не только вещным, но и другим типам гражданских правоотношений (например, обязательственным — с участием содолжников и сокредиторов и интеллектуальным   — с участием соавторов) [4, с.162]. 
Известна школьная задача, по которой три сестры, получившие по наследству жилую недвижимость, продают ее двум братьям. Имеется обязательство купли-продажи,  сестры действуют как один продавец, а братья  — как один покупатель. Право собственности переходит от продавца к покупателю, который становится собственником. На стороне покупателя — множественность лиц. Таким образом, вещи, пребывающие в режиме общей долевой собственности, имеют собственника, которым является множественность лиц. Однако каждый из сособственников имеет не право собственности на общее имущество, а право на долю в праве на общее имущество.     
Таким образом, представляется правильным воздержаться от реализации предложения об исключении из Закона об инвестиционных фондах положений о праве собственности пайщика на имущество паевого инвестиционного фонда [2, с. 8], поскольку пайщик по данному закону является не собственником имущества, а субъектом права на долю в праве собственности на имущество фонда. Разумеется, множественность (правовая общность) пайщиков не может управлять общим имуществом, поэтому передает его в доверительное управление управляющей компании. 
Компания выдает каждому пайщику (субъекту права на долю в праве собственности на имущество фонда) ценную бумагу, в которой получает воплощение принадлежащая ему доля. Пайщик становится субъектом права индивидуальной собственности на ценную бумагу. 
 
                                                                       Литература:

1. Егоров, А. В. Общая долевая собственность: механизм защиты прав собственников / А. В. Егоров // Вестник гражданского права. — 2012. — Т. 12, № 4. — С. 4-41. 
2. Ефимова, Ю. С. Паевой инвестиционный фонд в системе вещных и обязательственных отношений  :  автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12. 00. 03 / Ю. С. Ефимова. — Владивосток, 2019. — 29 с. 
3. Милкин-Скопец, М. А. К вопросу о правовой природе долевой собственности / М. А. Милкин-Скопец // Aequum jus. От друзей и коллег к 50-летию профессора Д. В. Дождева / отв. ред. А. М. Ширвиндт.   — М. : Статут, 2014. — С. 85-101. 
4. Суханов, Е. А. Вещное право: Научно-познавательный очерк / Е. А. Суханов. — М. : Статут, 2017. — 560 с. 

Прокомментировать

Авторизация через сервис Loginza: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


    Последние новости

    Арбитражным судом Краснодарского края принято заявление о банкротстве застройщика Пруидзе Анзора Зурабиевича! По вопросам оказания квалифицированной…

    К адвокату по гражданским делам, специализирующемся на земельно-имущественных отношениях и на оформлении прав на недвижимое имущество по городу…